Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Информация о Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Г. и другие против России»

Дело инициировано по четырем жалобам граждан Российской Федерации, поданным в Европейский Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 
 Заявители утверждали, что они не были уведомлены о проведении кассационных слушаний в рамках гражданских процессов, участниками которых они являлись. Заявители жаловались на то, что их право на справедливое судебное разбирательство дела согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции было нарушено в связи с отсутствием действий со стороны внутригосударственных судов по обеспечению их участия в судебных заседаниях по рассмотрению их кассационных жалоб. 
 По мнению Европейского Суда внутригосударственные суды должны приложить обоснованные усилия для вызова сторон, участвующих в деле, на судебное слушание (см. постановление Европейского Суда от 01.03.2012 по делу «Колеговы против России», а также решение Европейского Суда от 15.05.2007 по делу «Бабунидзе против России»).
 Общая концепция справедливого судебного разбирательства, фундаментальным принципом которой является состязательность судебного процесса, гласит, что лицо, в отношении которого инициируется судебный процесс, должно быть извещено об этом (см. постановление Европейского Суда от 04.03.2014 по делу «Дилипак и Каракайя против Турции», жалобы №№ 7942/05 и 24838/05). В случае если судебная документация, включая извещение о судебном заседании, надлежащим образом не вручена участнику судебного процесса, он может быть лишен возможности самостоятельной защиты в суде (см. решение Европейского Суда от 26.06.2007 по делу «Озгур-Карадуман против Германии»). 
Внутригосударственные суды обязаны изучить доказательства уведомления сторон о предстоящем судебном заседании, которыми они располагают либо не располагают, а также внести соответствующие выводы в текст решения. Заявители должны быть извещены о времени слушания таким образом, чтобы у них была возможность присутствовать на слушании в случае, если у них возникнет намерение реализовать свое право на участие в слушаниях, которое определено внутригосударственным правом (см. постановление Европейского Суда по делу «Яковлев против России»). 
 Суд отмечает, что какие бы особые средства связи ни были избраны с целью извещения сторон, внутригосударственные суды должны были располагать доказательствами, свидетельствующими о том, что извещение было надлежащим образом вручено; в ином случае слушание необходимо отложить. Однако кассационные решения не содержат никаких доказательств получения заявителями судебных извещений или какого-либо анализа в отношении наличия/отсутсвия необходимости переноса слушания до надлежащего уведомления заявителей.
 Ввиду отсутствия доказательств о надлежащем уведомлении Европейский Суд принимает доводы заявителей о том, что они не были уведомлены о времени и месте проведения кассационных заседаний, и что такое неуведомление препятствовало их участию в судебных слушаниях, несмотря на их намерение. Факт того, что внутригосударственный суд не удостоверился в своевременном получении заявителем повестки, а в случае, если он ее не получил, в необходимости переноса слушания, сам по себе не имеет ничего общего с подлинным соблюдением принципа справедливого судебного разбирательства и позволяет Европейскому Суду прийти к выводу о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции.
 Внутригосударственные суды лишили заявителей возможности эффективно участвовать в процессе рассмотрения дел и не выполнили свои обязательства по соблюдению принципа справедливого судебного разбирательства. Суд постановил, что по настоящему делу имело место нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в законную силу выплатить следующие суммы, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты: 1500 евро каждому заявителю, включая любой налог, которым может облагаться эта сумма в качестве компенсации неимущественного вреда; 35 евро Г. и 44 евро К., включая любой налог, которым могут облагаться эти суммы в качестве компенсации расходов и издержек. \\