Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Извлечение из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 № 270-О-О

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 01.03.2011 № 270-О-О отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Пимченковой Нины Михайловны на нарушение ее конституционных прав абзацем четвертым пункта 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска».

Обстоятельства дела.

Пимченкова Н.М. является вдовой ветерана подразделений особого риска Пимченкова И.М., который в период прохождения военной службы принимал непосредственное участие в ликвидации радиационных аварий на ядерных установках надводных и подводных кораблей и других военных объектах (подпункт «в» пункта 1 постановления Верховного Совета Российской Федерации «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска»). Пимченков И.М. 29.05.2009 был признан инвалидом I группы вследствие общего заболевания, а 04.06.2009 умер.

Решением Санкт-Петербургского регионального межведомственного экспертного совета от 18.09.2009 была установлена причинная связь смерти Пимченкова И.М. с воздействием радиационных факторов при непосредственном участии в действиях подразделений особого риска. Военным комиссариатом Ульяновской области Пимченковой Н.М. была выплачена единовременная компенсация в связи с потерей кормильца вследствие воздействия радиации в размере 17 947,61 руб., в назначении же заявительнице ежемесячной денежной компенсации было отказано, поскольку ее муж не был признан инвалидом вследствие заболевания, связанного с воздействием радиационных факторов при непосредственном участии в действиях подразделений особого риска.

Не согласившись с отказом, Пимченкова Н.М. обратилась в суд с иском об установлении ежемесячной компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца. Решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 11.03.2010, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 13.04.2010, в удовлетворении требования Пимченковой Н.М. отказано на том основании, что ее мужу инвалидность в связи с воздействием радиации не устанавливалась и ежемесячная компенсация в возмещение вреда здоровью не выплачивалась.

Заявительница повторно обратилась в Санкт-Петербургский региональный межведомственный экспертный совет, который решением от 18.08.2010 установил, что заболевание Пимченкова И.М., приведшее к инвалидности и смерти, связано с радиационным воздействием вследствие непосредственного участия в действиях подразделений особого риска. Однако в удовлетворении заявления о пересмотре ранее вынесенного судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам определением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 01.11.2010 Пимченковой Н.М. было отказано.

По мнению заявительницы, оспариваемое ею законоположение, как не предоставляющее членам семьи ветеранов подразделений особого риска, признанных инвалидами и умерших вследствие заболевания, обусловленного воздействием радиации, права на получение ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, установленной пунктом 15 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», неправомерно ограничивает объем их социальной защиты и тем самым противоречит статьям 19 (часть 1), 42 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Позиция Конституционного Суда Российской Федерации.

Социальная защита семей ветеранов подразделений особого риска осуществляется путем предоставления им мер социальной поддержки, предусмотренных пунктами 3, 7, 8, 12-14 части первой статьи 14, частью четвертой статьи 39, а также статьями 41 и 42 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Кроме того, в случае установления причинной связи смерти кормильца – ветерана подразделений особого риска с заболеванием, которое обусловлено воздействием радиационных факторов, семьям умерших ветеранов выплачивается единовременная компенсация; нетрудоспособные члены семьи умершего ветерана подразделений особого риска, состоявшие на его иждивении, имеют право на ежемесячную компенсацию в связи с потерей кормильца (абзац четвертый пункта 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска»).

Из приложенных к жалобе материалов следует, что Пимченкова Н.М., имеющая статус члена семьи ветерана подразделений особого риска, получает соответствующие меры социальной поддержки. В то же время ей было отказано в установлении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, поскольку ее муж не был признан инвалидом вследствие воздействия радиации, на которого распространяется право на получение такой компенсации на равных условиях с инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы.

Однако, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в названном определении, возникновение у членов семьи умершего права на предоставление мер социальной поддержки связано с наличием у кормильца правового статуса лица, здоровью которого был причинен вред в связи с радиационным воздействием, обусловленным чернобыльской катастрофой, что предопределяет возникновение конституционной обязанности государства по его возмещению. Приобретение этого статуса осуществляется в рамках особой правоприменительной процедуры, которая предполагает установление межведомственными экспертными советами и военно-врачебными комиссиями причинной связи между повлекшим инвалидность заболеванием и радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, как это предусмотрено частью седьмой статьи 24 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

 Постановлением Верховного Совета Российской Федерации «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска» на граждан из подразделений особого риска было распространено действие статьи 24 названного Закона. Следовательно, механизм реализации данных законоположений в отношении указанной категории граждан также предполагает установление причинной связи инвалидности с воздействием радиационных факторов вследствие непосредственного участия в действиях подразделений особо риска.

Как следует из определений Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 № 1085-О-П и от 05.03.2009 № 496-О-П, волеизъявление самого пострадавшего от воздействия радиации в любом случае должно рассматриваться как юридический факт, на основании которого начинается соответствующая правоприменительная процедура, независимо от того, была ли она надлежащим образом завершена, и было ли решение по такому заявлению принято при жизни инвалида. Изменение причины инвалидности, в том числе в отношении граждан из подразделений особого риска, также осуществляется на основании заявления самого инвалида.

Таким образом, приобретение специального правового статуса «инвалид вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы и связанного с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска» как при установлении инвалидности впервые, так при изменении причины инвалидности связано, прежде всего с волеизъявлением самого гражданина.

Из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что Пимченков И.М. был признан инвалидом вследствие общего заболевания, с заявлением об установлении причинной связи вызвавшего инвалидность заболевания с воздействием радиационных факторов в межведомственный экспертный совет не обращался, а потому на момент смерти не имел статуса инвалида вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы и связанного с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска, и по своему правовому положению не был приравнен к инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы.

При таких обстоятельствах Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что оспариваемое законоположение не может рассматриваться как нарушающее права заявительницы – члена семьи ветерана подразделений особого риска в ее конкретном деле. Таким образом, в принятии к рассмотрению жалобы Пимченковой Н.М. отказано, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

Управление по обеспечению участия прокуроров

в гражданском и арбитражном процессе

 

загрузить