Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

По вопросу исключения из ЕГРЮЛ юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность, во внесудебном порядке

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 17.01.2012 № 143-О-О отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шевченко Е.Н. на нарушение его конституционных прав п. 1-3 ст. 21.1 и п. 8 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2011 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а также ч. 2 и 3 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Обстоятельства дела: Обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации, заявитель указал, что оспариваемые им положения Федерального закона № 129-ФЗ и АПК РФ противоречат статьям 35 (ч. 3), 45, 46, 55 (ч. 2 и 3) и 76 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку лишают возможности получить присужденное ему имущество.

Позиция Конституционного Суда Российской Федерации: Положения п. 1 - 3 ст. 21.1 Федерального закона № 129-ФЗ являлись предметом проверки в Конституционном Суде Российской Федерации по жалобе гражданина Федичкина А.В.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, нормативные положения, позволяющие исключать юридическое лицо из Единого государственного реестра юридических лиц по решению наделенного соответствующим полномочием органа исполнительной власти, были введены в правовое регулирование Федеральным законом от 02.07. 2005 № 83-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и в ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации". Предусматривающие в отношении тех юридических лиц, которые прекратили свою деятельность (признаны недействующими юридическими лицами), упрощенный - внесудебный - порядок исключения из Единого государственного реестра юридических лиц взаимосвязанные положения ст. 21.1 и п. 7 ст. 22 Федерального закона № 129-ФЗ устанавливают два условия, при которых юридическое лицо признается фактически прекратившим свою деятельность, - непредставление в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

Такое правовое регулирование направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым - на обеспечение стабильности гражданского оборота.

Оспариваемые законоположения применяются с учетом предусмотренных законом гарантий, предоставленных лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц. К таким гарантиям относятся опубликование соответствующих сведений в органах печати, а также размещение в сети Интернет на сайте Федеральной налоговой службы России (приказ Федеральной налоговой службы от 16 июня 2006 года № САЭ-3-09/355@), а также возможность направления заявления, препятствующего принятию решения об исключении недействующего юридического лица из Реестра. Таким образом, эти законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя, указанные в жалобе.

Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 22 Федерального закона № 129-ФЗ исключение недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Реестра, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Данное положение, равно как и положения ч. 2 и 3 ст. 201 АПК Российской Федерации, направленные на защиту прав и законных интересов указанных в нем лиц (в том числе кредиторов юридического лица) и реализацию ими права, гарантированного ст. 46 Конституции Российской Федерации, также не могут расцениваться как нарушающие права заявителя, указанные в жалобе.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что проверка законности и обоснованности вынесенных судебных актов, в том числе правильности применения в конкретном деле оспариваемых положений с учетом фактических обстоятельств дела, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, в связи с чем отказал заявителю в принятии к рассмотрению его жалобы.

                                                                     Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе