Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Верховным Судом Российской Федерации рассмотрено дело о деликтной ответственности перевозчика и диспечерской службы такси за вред, причиннный при осуществлении пассажирской перевозки

5 октября 2014 г. лишенный права управления транспортным средством Н., осуществляя перевозку пассажира легковым такси, нарушил правила дорожного движения, что привело к дорожно-транспортному происшествию, в результате которого погиб пассажир такси Я.
Приговором районного суда Н. признан виновным в совершении преступления - нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека.
Автомобиль, использовавшийся Н. в качестве легкового такси, принадлежит индивидуальному предпринимателю К. Между ИП К. и Н. заключен трудовой договор, в соответствии с которым Н. принят на работу водителем. Между ИП К. и ООО Такси «Престиж» (исполнителем) заключен договор, в соответствии с которым исполнитель обязался осуществлять поиск пассажиров для их перевозки легковым автомобилем заказчика, оказывать заказчику иные предусмотренные данным договором услуги, а заказчик обязался уплатить агенту оговоренное договором вознаграждение.
По условиям данного договора заказчик обязан производить страхование жизни и здоровья пассажиров автомобиля, перед выходом на линию проводить контроль технического состояния автомобиля и предрейсовый медицинский осмотр. Заказчик самостоятельно отвечает за ущерб, причиненный третьим лицам при перевозке клиентов.
В соответствии с Уставом ООО основными видами деятельности данного общества является организация диспетчерской службы, вызовы такси, информационное обслуживание, деятельность такси. Истцы Я. (муж, дочери погибшей) просили взыскать с Н., ИП К., ООО «Такси «Престиж» солидарно понесенные Я.Н.В. расходы на погребение, а также в пользу каждого из истцов компенсацию морального вреда.
Решением районного суда исковые требования удовлетворены частично. С ИП К. взыскано возмещение ущерба, с Н. в пользу каждого из ответчиков взыскана компенсация морального вреда. В удовлетворении остальной части иска, в том числе в иске к ООО, отказано. Апелляционным определением суда субъекта решение суда первой инстанции отменено в части взыскания с К. в пользу Я. возмещение ущерба, в этой части принято новое решение об отказе в иске. В остальной части решение оставлено без изменения.
Суд первой инстанции исходил из того, что услуги по перевозке пассажира Я. осуществлял Н. на основании трудового договора с ИП К. на принадлежащем последнему автомобиле, а оснований для возложения ответственности на ООО, оказавшее Я. только лишь информационные услуги, не имеется. Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения иска к Н. и отказа в иске к ООО, отменил решение суда первой инстанции в части взыскания с ИП К. в пользу Я. возмещения ущерба, указав, что гражданская ответственность ИП К. застрахована по договорам страхования, а у истцов имеется право на обращение с требованием к страховщикам.
Определением Верховного Суда РФ от 6 февраля 2018 г. апелляционное определение суда субъекта отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в связи с допущенными существенными нарушениями норм материального и процессуального права. Суд, проанализировав статьи 1064, 1079, 1100, 1068 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу о том, что на работодателя, а также владельца автомобиля, при использовании которого причинен вред (ИП К.), возлагается обязанность возместить не только имущественный, но и моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.
Судебные инстанции, установив, что ООО оказывало ИП К. агентские услуги по поиску пассажиров такси, принятию от них заказа и передаче его исполнителю услуг, не учли положения п. 1 ст. 1005 ГК РФ о том, что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала (ИП К.).
Обстоятельств того, что, принимая от Я. заказ на оказание услуги по перевозке пассажира легкового такси, ООО действовало не от своего имени, а от имени принципала, судами не установлено. То, что пассажир впоследствии вступил в непосредственные отношения с работником принципала - водителем такси, что он мог получить информацию о принципале, согласно ст. 1005 Гражданского кодекса РФ само по себе не влияет на обязанность агента, вступившего в отношения с третьим лицом от своего имени.
Суды в нарушение положений частей 1, 3, 4 статьи 67, части 4 статьи 198 ГПК РФ не дали оценки доказательствам, представленным истцами в обоснование ответственности ООО «Такси «Престиж» (рекламная продукция данного общества, снимок СМС-сообщения с указанием цены услуги и благодарностью за пользованием услугами общества). С учетом изложенного выводы судебных инстанций в части отказа в иске к ООО также сделаны с существенным нарушением норм материального права.
 

Нормативные акты

Полный список