Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

+7 495 987-56-56

Интервью Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки журналу «Прокурор»

«Сильное Российское государство должно иметь сильную прокуратуру»

Ровно 290 лет назад, 12 января 1722 г., по указу Петра I была образована российская прокуратура, которая стала «стряпчим о делах государевых».

Как важнейший институт, наделенный особыми надзорными полномочиями, Прокуратура России и в XXI в. продолжает оставаться неотъемлемой частью нашей государственности.

О задачах, стоящих перед прокурорским сообществом на современном этапе, рассказал в интервью Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич ЧАЙКА.

— Юрий Яковлевич, в разные периоды истории прокуратура имела различные полномочия. Она знала времена и безграничной власти, и полного забвения. На Ваш взгляд, сейчас прокуратуру можно назвать сильной? Достаточно ли у нее полномочий, чтобы выполнять все возложенные на нее функции?

— Действительно, за столь продолжительный период существования прокуратура неоднократно видоизменялась, то получая определенные полномочия, то лишаясь их. Это вполне естественно, ведь общество не стоит на месте — меняется политическое устройство страны, трансформируется законодательство. В целом, я считаю, прокуратура сегодня обладает значительными полномочиями, чтобы в полной мере решать поставленные перед ней задачи. Но это не значит, что система органов прокуратуры не должна совершенствоваться. Сильное Российское государство должно иметь сильную прокуратуру. Ведь в центре нашего внимания прежде всего находятся вопросы соблюдения прав граждан, создание безопасных условий их жизни. Для людей, чьи законные интересы оказались нарушены, прокуратура по-прежнему остается единственным органом, способным квалифицированно, в короткий срок и бесплатно восстановить их права, что является одним из основных факторов стабильного роста общего числа обращений в органы прокуратуры.

— То есть количество жалоб растет?

— Да, растет неуклонно, по крайней мере в последние пять лет. Например, в 2010 г. в органах прокуратуры было зарегистрировано свыше 3 261 000 обращений. В 2011 г. этот показатель значительно вырос. При этом более 80% жалоб разрешается, по существу, непосредственно в органах прокуратуры, почти каждое пятое обращение признано обоснованным и по нему приняты конкретные меры прокурорского реагирования — принесены протесты, внесены представления, направлены в суды иски и заявления.

— Так, может быть, жить стали хуже, нарушений больше, вот народ и идет жаловаться в прокуратуру?

— Я бы назвал две причины роста числа обращений в органы прокуратуры. С одной стороны, это ослабленный ведомственный и вневедомственный контроль на фоне сложной экономической обстановки. Но с другой стороны, мы наблюдаем более активную позицию прокуроров по защите интересов граждан. Законодатель предоставил нам широкие полномочия в этой сфере, и мы их используем весьма действенно.

Если говорить о содержании обращений, то самыми распространенными являются жалобы на нарушения трудового, жилищного, пенсионного законодательства, бездействие судебных приставов-исполнителей, по вопросам охраны окружающей среды и природопользования, нарушения прав несовершеннолетних.

— Что касается надзора за следствием, то здесь полномочия прокуратуры не столь широки. Это осложняет Вашу работу?

— Дело не в сложности — мы сложностей не боимся. Дело в том, что деятельность правоохранительных органов должна быть эффективной. Люди не разделяют по полномочиям правоохранительные органы и органы прокуратуры. Им абсолютно все равно, кто за что отвечает, главное — чтобы вершилось правосудие. Чтобы преступники были наказаны, а права и свободы законопослушных граждан не нарушались. И в конечном итоге не отдельно прокуратура, или следственный комитет, или органы внутренних дел ответственны перед обществом за результаты этой работы, а правоохранительные органы в целом.

В суде от имени государства выступает прокурор в качестве государственного обвинителя. Чтобы действительно вершилось правосудие, прокурор еще на стадии предварительного следствия должен иметь возможность вникать, насколько обоснованно предъявлено обвинение конкретному лицу. Дело следствия — направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий. Но у прокурора всегда должна быть возможность отреагировать на нарушения закона, допущенные следователем.

— А сегодня достичь этого не получается?

— Сегодня из-за несовершенства законодательства нарушен баланс полномочий между следствием и надзором. Это очевидно уже, по-моему, для всех. Тем не менее со всеми следственными органами мы работаем достаточно результативно. С точки зрения взаимоотношений у нас проблем нет, но эффективность работы не должна зависеть от личных отношений. Все вопросы осуществления уголовного преследования должны быть прописаны законодательно.

— Какие полномочия необходимо добавить прокуратуре в первую очередь, на Ваш взгляд?

— Я не раз высказывался, в частности, за возвращение прокурорам права возбуждать уголовные дела, а также за обязательное получение согласия прокурора для избрания такой меры пресечения, как арест. Сейчас суды практически всегда поддерживают следствие при избрании меры пресечения. Мнение прокуроров зачастую остается не услышанным, хотя я требую от них аргументировано и наступательно отстаивать свою позицию в случае несогласия с избранием такой исключительной меры пресечения, как заключение под стражу. В июне прошлого года я подписал приказ, обязывающий прокуроров обращать особое внимание на состояние здоровья человека, в отношении которого избирается мера пресечения, его семейное положение, род занятий и так далее.

— А Вы полагаете, если согласие прокурора на арест станет обязательным условием, необоснованных арестов станет меньше?

— Здесь и полагать нечего, поскольку есть накопленный годами положительный опыт, который пока еще не растерян. Раньше, когда решение об аресте принималось прокурором, подход был гораздо более требовательным. Это любой адвокат может подтвердить. Убедить прокурора было не так-то просто. Он, можно сказать, отвечал за принятое решение головой — если человека позже освобождали из-под стражи по реабилитирующим основаниям, то прокурору, давшему санкцию на его арест, очень часто можно было ставить крест на карьере.

А что мы имеем на сегодняшний день? Качество предварительного следствия оставляет желать лучшего. Значительное количество уголовных дел возвращается прокурорами для дополнительного расследования. Среди наиболее часто выявляемых прокурорами нарушений — незаконное возбуждение уголовных дел, нарушение прав участников уголовного судопроизводства, необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Я приведу цифры за 2010 г., поскольку за прошлый год итоги только подводятся, но существенных изменений вряд ли стоит ожидать. Так вот, в 2010 г. следователями органов внутренних дел в отношении более 3700 лиц было прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям либо они были оправданы судом. Рост в сравнении с предыдущим годом почти вдвое; в Следственном комитете — на 11%. При этом каждый пятый в МВД содержался под стражей, в Следственном комитете — каждый третий.

Поэтому если обращение следователя в суд будет законодательно разрешено не напрямую, а только после получения согласия прокурора, то это будет дополнительной гарантией защиты прав граждан на свободу и личную неприкосновенность.

— Условия содержания в наших следственных изоляторах едва ли можно назвать терпимыми, поэтому неудивительно, что люди там не получают квалифицированной медицинской помощи. Когда наши тюрьмы перестанут быть пыточными?

— Это очень острый вопрос, которому сегодня уделяется серьезное внимание со стороны руководства страны. Безусловно, люди, находящиеся в местах лишения свободы, не должны чувствовать себя униженными и обделенными, в том числе, квалифицированной медицинской помощью.

Надзор за законностью исполнения уголовных наказаний у меня, как Генерального прокурора, на особом контроле. Я сам лично ездил в следственный изолятор в подмосковный Ногинск, который на тот момент был одним из худших в Московском регионе, и лично разговаривал с гражданами, которые там содержатся. Хочу подчеркнуть, несмотря на то, что эти люди изолированы от общества, их права также охраняются законом.

В 2011 г. органы прокуратуры провели в учреждениях уголовно-исполнительной системы свыше 30 тысяч проверок. Было выявлено 112 569 нарушений, внесено 15,3 тысячи представлений, по результатам рассмотрения которых более 15 тысяч виновных должностных лиц привлечено к ответственности. По удовлетворенным протестам отменено или изменено 4,3 тысячи незаконных правовых нормативных актов.

Прокурорами объявлено предостережение о недопустимости нарушений закона 927 руководителям учреждений и органов УИС в целях предупреждения нарушений прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Принятые меры прокурорского реагирования позволили значительно улучшить условия содержания и размещения подозреваемых и обвиняемых в следственных изоляторах. По требованию Генеральной прокуратуры Российской Федерации Минюстом России лимиты наполняемости следственных изоляторов приведены в соответствие с имеющейся камерной площадью, санитарная площадь на одного заключенного под стражу в среднем составила 4,3 кв. м при установленной законом норме 4 кв. м.

Мы также принимаем активное участие в совершенствовании действующего законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний. В прошлом году было рассмотрено более 40 законопроектов, касающихся деятельности уголовно-исполнительной системы.

По результатам моего доклада Президенту России о существующих проблемах в области охраны здоровья лиц, содержащихся под стражей и отбывающих уголовные наказания, Правительством РФ принято Постановление «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Так что работа в этом направлении ведется значительная. На мой взгляд, существующих ныне законов достаточно для того, чтобы условия содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных были цивилизованными. Если эти законы соблюдать, то, поверьте, так оно и будет.

— Поясните, пожалуйста, насколько эффективна такая мера прокурорского реагирования, как представление, о которой вы только что упомянули.

— Представление об устранении нарушений закона является одним из наиболее часто используемых актов прокурорского реагирования. Применение указанной меры позволяет прокурорам добиваться устранения выявленных нарушений закона, восстановления нарушенных прав и свобод граждан в достаточно короткие сроки без обращения в суд.

Например, в 2010–2011 гг. по результатам рассмотрения внесенного Генеральной прокуратурой Российской Федерации представления об устранении нарушений закона Министерством культуры Российской Федерации отозвано 147 прокатных удостоверений на киновидеофильмы, содержащие ненормативную лексику и непристойные выражения.

По закону в течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений, их причин и условий, им способствующих. За неисполнение изложенных в представлении требований предусмотрена административная ответственность. Кроме того, в этом случае прокурор вправе добиваться устранения выявленных нарушений закона в судебном порядке.

— Не считаете ли Вы, что российские суды склонны к обвинению человека, нежели к оправданию? Гособвинителю иногда и особых усилий прилагать не надо, чтобы человека осудили, — количество оправдательных приговоров в России по-прежнему ничтожно мало.

Не могу с Вами согласиться. Уголовное судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В свою очередь, стороны равноправны перед судом, прокурор никакими преимуществами по сравнению со стороной защиты в судебном разбирательстве не обладает. Суд имеет возможность услышать и взвесить все доводы как в пользу обвинения, так и в пользу подсудимого.

Но исследование обстоятельств преступления начинается гораздо раньше — на этапе предварительного следствия, и даже еще раньше — при проведении доследственной проверки по факту сообщения о преступлении. В ходе предварительного расследования уполномоченные на то органы в установленном порядке пытаются разобраться в том, что же произошло, преступление ли это, кто в нем участвовал и т.п.

Разобравшись, следствие не без участия прокурора решает дальнейшую судьбу дела. Нередко прекращает его. Ведь одна из задач прокурора — своевременно воспрепятствовать незаконному уголовному преследованию. Не случайно так велико у нас число решений об отказе в возбуждении и о прекращении уголовных дел на досудебной стадии. Именно в этих решениях и следует видеть потенциальные оправдательные приговоры, которые к тому же обошлись и людям, и обществу значительно дешевле, чем если бы они были приняты по итогам судебного разбирательства.

Другое возможное решение — направление дела в суд. Но для этого требуются очень весомые и, безусловно, законные основания. В их наличии или отсутствии должен убедиться прокурор при утверждении обвинительного заключения. Оценив представленные ему материалы, прокурор обязан определиться, достаточно ли собрано по делу доказательств и подтверждают ли они вину обвиняемого. Иными словами, в суд должно быть направлено качественно расследованное уголовное дело.

В этой связи я хотел бы подчеркнуть, что от активной позиции и профессионализма государственного обвинителя во многом зависят законность и обоснованность приговора как итогового акта правосудия, затрагивающего интересы множества людей. Прокуроры нередко работают в условиях оказываемого на них давления, порой сопровождаемого мощной поддержкой влиятельных сил. Бывает и такое, что им попросту угрожают. Несмотря на это, они достойно отстаивают интересы жертв преступлений, принципы законности и справедливости.

Большие усилия, например, пришлось приложить государственному обвинителю для того, чтобы бывший член Совета Федерации Российской Федерации И.В. Изместьев и другие участники банды, совершившие ряд преступлений, включая 12 убийств, понесли заслуженное наказание.

Защита прав и свобод граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, осуществляется во всех стадиях уголовного процесса. Эта работа продолжается и в судах кассационной и надзорной инстанций.

В свое время районным судом Республики Мордовия был пересмотрен приговор в отношении Каитова — родственника одного высокопоставленного чиновника, осужденного за организацию убийства семи лиц к длительному сроку лишения свободы. Суд, сославшись на неприменимые к осужденному изменения в законе, смягчил назначенное ему наказание почти в два раза.

Генеральная прокуратура незамедлительно вмешалась в столь несправедливое развитие событий. Мой заместитель С.Г. Кехлеров внес надзорное представление. Президиум Верховного суда Республики Мордовия, согласившись с ним, отменил незаконное судебное решение.

Обжалуя незаконные и необоснованные приговоры, прокуроры выступают в качестве истинных правозащитников. Они не только предлагают ужесточить наказание. Руководствуясь соображениями справедливости, прокуроры зачастую инициируют пересмотр судебных решений в целях существенного улучшение положения осужденных, а иногда и прекращения уголовного преследования в целом. Таких примеров тысячи.

Небольшое количество оправдательных приговоров объясняется еще и тем, что до 70% уголовных дел рассматриваются судами в так называемом особом порядке. Если обвиняемый соглашается с предъявленным обвинением, признает его, то дело в этой связи рассматривается без исследования доказательств.

— Приводя примеры из судебной практики, Вы невольно затронули тему коррупции. Ведь коррупция — это не только откровенные взятки, но и административное давление, злоупотребление полномочиями и так далее. Удается ли Вашему ведомству хоть как-то ее обуздать?

— Коррупция — одно из самых пагубных явлений для любого государства. ООН в 2004 г. провозгласила 9 декабря Международным днем борьбы с коррупцией, объявив одной из целей этой акции углубление понимания проблемы коррупции в мире. Конечно, отдельно взятое ведомство победить ее не в состоянии. Необходимо наступление, как говорится, по всем фронтам. И я хочу сказать, что работа в этом направлении ведется колоссальная. Законодательство постоянно совершенствуется, нарабатывается практика, и результаты есть.

— Только эти результаты не очень заметны простому народу. Как взятки давали, так и дают.

— В одночасье, как по мановению волшебной палочки мы от этой, я бы сказал, тяжелой болезни не избавимся. Это длительный процесс, но поступательное движение уже началось. Если раньше правоохранительные органы боролись в основном с мелким взяточничеством, то теперь мы ориентируем органы внутренних дел на выявление и пресечение тяжких преступлений, совершаемых высокопоставленными должностными лицами, а также в крупном и особо крупном размере. Безусловно, позитивным является и то, что теперь чаще выявляют взяткополучателей, чем взяткодателей.

Еще одна действенная мера в 2011 г. в соответствии с поручением Президента Российской Федерации нами была организована и совместно с правоохранительными органами проведена проверка исполнения законодательства о государственной гражданской и муниципальной службе, противодействии коррупции в части соблюдения установленной законом обязанности представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера.

По результатам указанной проверки прокурорами выявлено свыше 41 тысячи нарушений, в целях устранения которых принесено более 1,5 тысячи протестов, внесено почти 9 тысяч представлений. К дисциплинарной ответственности привлечено свыше 6 тысяч виновных лиц. Ход и результаты проверки получили широкий общественный резонанс.

Так что результаты есть, и они уже видны.

— В подтверждение Ваших слов можно привести данные ежегодного рейтинга неправительственной международной организация по борьбе с коррупцией Тransparency International, свидетельствующие, что уровень коррупции в России снизился за последний год. Это произошло из-за принятия комплекса антикоррупционных законов?

— Безусловно. Тут и без рейтингов видно, что руководство страны прикладывает гигантские усилия для борьбы с коррупцией. Люди сами уже постепенно отходят от сложившейся годами порочной схемы, когда проблемы решаются только с помощью купюр.

— В качестве одного из способов борьбы с коррупцией люди предлагают ужесточить наказания в отношении коррупционеров. Как Вы относитесь к этой инициативе? Ведь сейчас по делам такой категории в основном выносятся условные приговоры?

— Действительно, наиболее распространенным видом наказания за преступления коррупционной направленности является лишение свободы условно. Такая мера в истекшем году определена 54,3% осужденных за преступления этой категории. Но ведь и субъектами этих преступлений в большинстве случаев являются, так скажем, мелкие взяточники: чиновники низшего уровня, сотрудники различных регистрационных и контрольных органов, учебных, медицинских учреждений, сельскохозяйственных и коммерческих предприятий. Реальное лишение свободы судами назначено 14,7% осужденных, как правило, за тяжкие и особо тяжкие преступления, такие как получение взятки в крупном или особо крупном размере, мошенничество с использованием служебного положения и так далее. Примерно треть — 29,2% — осуждены к штрафам.

Кстати, что касается штрафов. В мае прошлого года по инициативе Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции», предусматривающий установление штрафа за коррупционные преступления в величине, кратной сумме коммерческого подкупа или взятки. В результате количество лиц, которых приговаривают к штрафу, постепенно увеличивается. И это тоже для взяточников весьма действенное наказание, способное поумерить их аппетиты и, думаю, вообще отбить желание брать взятки.

Самое главное, на мой взгляд, не жесткость, а неотвратимость наказания.

— За 290 лет существования органы прокуратуры России завоевали авторитет на международной арене?

— Авторитет у российской прокуратуры очень высокий, поскольку сотрудничество с компетентными органами иностранных государств, а также с международными органами и организациями является одним из приоритетных направлений нашей деятельности. По итогам работы за пять последних лет работа в этом направлении прокурорской деятельности существенно активизировалась.

Генеральная прокуратура Российской Федерации принимает активное участие в мероприятиях по вопросам правового сотрудничества, проводимых по линии международных организаций, в частности Организации Объединенных Наций, Содружества Независимых Государств, Совета Европы, Европейского союза, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Шанхайской организации сотрудничества, Организации Договора о коллективной безопасности, Таможенного союза, Международной ассоциации антикоррупционных органов.

В настоящее время нами проводится работа, направленная на принятие в рамках Совета Европы развернутой рекомендации государствам-членам о статусе, полномочиях и практике работы прокуроров вне уголовно-правовой сферы. Генеральная прокуратура Российской Федерации, кроме того, определена головным ведомством по осуществлению взаимодействия с Группой государств против коррупции, созданной в рамках Совета Европы, и возглавляет российскую делегацию в ней.

О международном взаимодействии я могу говорить очень долго, поскольку сам принимаю участие во многих встречах. В прошлом году, например, с участием руководства Генпрокуратуры было проведено более 70 мероприятий. В целом представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации участвовали более чем в 360 таких встречах. Это очень серьезная и масштабная работа. Достаточно сказать, что в настоящее время мы имеем 53 двусторонних и 7 многосторонних соглашений и иных договоренностей о сотрудничестве с партнерами из 46 государств. Кроме того, в прошедшем году осуществлялась реализация отдельных программ сотрудничества между Генеральной прокуратурой Российской Федерации и органами прокуратуры и юстиции 11 государств, в том числе Армении, Венгрии, Греции, Дании, КНР, Республики Корея, Словакии, Финляндии, Франции, Черногории.

Наиболее важное место в международной деятельности занимают вопросы взаимодействия с зарубежными партнерами в сфере уголовного судопроизводства. Это вопросы выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам, в том числе возврата из-за рубежа имущества, полученного в результате совершения преступлений. В этой сфере мы активно взаимодействуем с компетентными органами более чем 80 государств.

Большая работа проводится нами по формированию современной договорной базы сотрудничества России с иностранными государствами в области уголовного судопроизводства.

— А география сотрудничества расширяется? Например, Великобритания как не выдавала никого, так и не выдает.

Великобритания не только нам не выдает. Как известно, с этой страной сложно взаимодействовать и другим странам. И тем не менее даже с Великобританией у нас наметились положительные тенденции во взаимоотношениях.

По ходатайствам Генеральной прокуратуры Российской Федерации в зарубежных государствах наложен арест на имущество, добытое преступным путем, на общую сумму более 10 млрд рублей.

— Защита прав и законных интересов представителей малого и среднего бизнеса остается одним из приоритетных направлений прокурорского надзора?

— Безусловно. Экономическая стабильность государства и рост благосостояния граждан в немалой степени определяются уровнем развития предпринимательства, не имеющего перспектив без гарантий защиты его прав и законных интересов. С учетом реформирования законодательства в Генеральной прокуратуре создана новая система надзора, адаптированная в том числе под выполнение задач превентивного пресечения возможных нарушений прав предпринимателей.

Могу сказать, что при формировании сводного плана проверок на 2011 г. из 1,6 млн заявленных проверочных мероприятий прокурорами было исключено 1 млн проверок, не соответствовавших требованиям законодательства по различным основаниям. Подобные меры по необоснованно включенным проверкам приняты и в отношении сводного плана проверок на 2012 г.

В ходе проверок исполнения законодательства о защите прав субъектов предпринимательской деятельности выявляются и пресекаются нарушения в действиях органов государственной власти и местного самоуправления, уполномоченных органов при осуществлении ими контрольно-надзорных мероприятий. Объектами прокурорского вмешательства нередко являются факты введения необоснованных процедур и запретов, незаконных отказов в реализации прав, ограничения конкуренции, истребования излишних документов, установления непредусмотренных сборов и платежей, нарушений сроков при рассмотрении заявлений, а также различные коррупционные злоупотребления должностных лиц, включая поборы, вымогательства, превышение полномочий и т.п.

Всего в сфере защиты прав субъектов малого и среднего бизнеса прокурорами в 2011 г. было выявлено более 28 тысяч нарушений закона, при этом признаны незаконно проведенными органами контроля свыше 1200 проверок. С целью устранения нарушений внесено свыше 9 тысяч представлений, опротестовано 14 тысяч незаконных актов, регулирующих правоотношения в области предпринимательства. По требованиям прокуроров к дисциплинарной и административной ответственности привлечено около 6 тысяч виновных лиц.

Принятые меры способствовали повышению ответственности органов исполнительной власти всех уровней при реализации контрольно-надзорных функций, позволили снизить коррупционные риски и административное давление на предпринимателей.

— Летом прошлого года состоялось Ваше переназначение на пост Генпрокурора. С одной стороны, это оценка Президентом России Вашей работы и его полное доверие, с другой — огромная ответственность. Какие новые задачи Вы поставили перед подчиненными?

— Я считаю, что в последнее время органами прокуратуры проделана значительная работа по укреплению законности и правопорядка в стране. Мы наделены исключительными надзорными полномочиями, поэтому любая сфера жизнедеятельности, если нарушается закон, становится объектом прокурорского вмешательства.

В центре нашего внимания находятся вопросы по защите трудовых и социальных прав россиян, охране и поддержке прав детей, сохранности государственных финансовых и материальных ресурсов.

Важным для органов прокуратуры является обеспечение законности в жилищно-коммунальной сфере, в том числе при обеспечении жильем социально незащищенных граждан – сирот, инвалидов и ветеранов. Повышенное внимание прокуроры уделяют вопросам соблюдения законодательства об оказании бесплатной медицинской помощи, обеспечении нуждающихся льготными лекарствами.

Важнейшие шаги по законодательному формированию системы противодействия коррупции позволили существенно нарастить усилия органов прокуратуры и иных правоохранительных органов в борьбе с коррупционными правонарушениями и преступлениями. Эту работу необходимо продолжать, не сбавляя темпа.

Необходимо также не ослаблять внимания в сфере экономики, пресекать правонарушения при использовании государственной и муниципальной собственности.

При координирующей роли прокуратуры всеми правоохранительными органами проводится очень серьезная работа по противодействию преступности, в том числе в ее наиболее опасных проявлениях, таких как экстремизм и терроризм. В этой связи нельзя допускать использование социальных сетей в преступных целях…

У прокуроров никогда не было мало работы, но я хотел бы подчеркнуть, что профессиональная мощь коллектива прокуратуры в настоящее время как никогда высока. С поставленными задачами, я уверен, мы справимся.

Журнал «Прокурор», № 1/2012

 
Эфир
Актуальные новости и аналитика в прямом эфире